Ведётся набор в походы:
Дорога домой
Активные приключения:
Дорога домой
Хлеб и зрелища
Золотая лихорадка
Лэйв. Тайны миров
Добро пожаловать, гость!
Представьтесь:
Имя:
Пароль:

   

 
Дурной вечер (старая зарисовка Валгрэтского цикла)
• Автор: Маргарита • 22 Ноя 17 • Комментарии: 0  
Это была дурная ночь начиная с самого вечера. В "Мудрости" творилось чёрт знает что. Младшие решили устроить "полезное соревнование" и помыть, наконец, особняк. Полы, лестницы, стены и даже потолки — всё стало мокрым и покрылось грязными разводами. Радмир ходил и ругался на всех и вся. Вроде бы, с ним никто не спорил, но больше порядка не становилось. В конце концов ему попалась Шерла, решившая заступиться за детей. Терпение Радмира закончилось и он запустил огненным шаром в одну из любимых картин матери — она с Эдвардом и близнецами. Та расплакалась, пытаясь потушить огонь, сбивая его голыми руками. Парень не стал дожидаться финала неравной борьбы и просто ушёл из Лэйва. Он бродил по мирам и злился. Через некоторое время гнев начал отступать, его место занимала усталость и опустошенность. Скоро его нашел брат.
– Какого чёрта ты творишь с матерью, сволочь! – Было первым, что услышал Радмир сразу после того, как Себастиан оказаляся неподалёку от старшего брата.
– Не верещи, это твоя, что ли, мать?
– Мне жаль её просто из добрых соображений! – Баст продолжил кричать и не думая понизить голос.
– Умолкни. Я не желаю тебя слушать. Ладно? Ну пожалуйста, просто заткнись.
– Хрена лысого я замолчу. Почему ты так относишься к ней?!
– Или ты умолкнешь и мы поговорим, или я уйду. – Зло проговорил Радмир.
– Хорошо. Я буду говорить тише, чтобы не потревожить твою тонкую психику и дерьмовый характер. – Себастиан заметно смягчился.
– Сам не подарок. – Грустно буркнул Радмир.
Старший из близнецов сидел на большом камне в каком-то пустынном мире под грозовым небом. Чёрные низкие тучи с неимоверной скоростью летели над головой. Себастиан подошел к нему, некоторое время поколебался, затем сел рядом.
– Ну так, ты расскажешь?
– Что именно? Я нормально отношусь к Шерле. Просто сегодня она попалась мне под горячую руку. – Отмахнулся Радмир.
– К слову о горячих руках. Шерла в госпитале в полукоматозном состоянии. Она отказывалась туда идти, аргументируя это тем, что это позор – сын сжег ей руки! Она заперлась в своей комнате и не выходила. Мы ломами ломали дверь. Когда оказались внутри, она была уже без чувств. Кстати, картина сгорела дотла. Ничего не осталось. На пепле от холста и лежала Шерла. — Себастиан тяжело вздохнул и замолчал. Они сидели в тишине. Радмиру казалось, что внутри у него что-то оборвалось. Он не мог себе представить, что его дерзкая выходка закончится чем-то подобным. Себастиан вновь заговорил.
– Ты понимаешь, что она чувствует, находясь в особняке? – Он говорил совсем тихо, сопереживая этой одинокой женщине. – Ведь когда-то это был её дом. Ведь когда-то она всё в нём устраивала, растила нас, помогала отцу. А потом...
– А потом она просто ему изменила. – Хмыкнул Радмир. Центральной фигурой его жизни всегда был отец и он был готов оправдывать любые его поступки.
– Да и отец не святой. Ты думаешь, он не изменял ей?
– Это совсем...
– Да ладно. Это такая же неверность, никакой особой разницы нет.
– Ну... – нехотя соглашаясь. – Ну в общем, да.
– Потом валкиры.
– Да уж.
Они сидели и молчали. Радмир заговорил первым.
– Что сделать для матери, чтобы она пришла в себя?
– Не знаю. Спроси у Джея, я не лекарь.
– Спасибо за ценный совет. – С равнодушным сарказмом ответил Радмир.
– Восстанови картину.
– Я не художник. У нас рисуешь с семье ты.
– Да и не надо её рисовать, сделай абсолютную иллюзию. Ты же помнишь, что было на холсте. Вот и изобрази.
– На хорошую иллюзию уйдут все силы.
– А ты никуда не спешишь. За несколько дней ты справишься, я не сомневаюсь. Могу помочь.
– Было бы неплохо. – Радмир окончательно поник. Ему совершенно не хотелось больше ни ругаться ни спорить. Он чувствовал себя бесконечно виноватым и теперь хотел просто куда-нибудь провалиться или уснуть.
– Вернёмся домой? Братик? – Себастиан взял брата за руку.
– Да, наверно. Наверно, было бы неплохо ещё и поохотится...
– Ты голоден?
Он покачал головой.
– Я адски устал. Мне всё осточертело. У меня нет отдыха. Я занимаюсь счетами, договариваюсь с прислугой, занимаюсь с мелкими, встречаюсь с родственниками, перевожу манускрипты, вновь копаюсь с детьми, потом эта дура...
– Ты о своей подруге?
– Да, именно о ней.
– Вы расстались? Ты переживаешь? – С искренним участием.
– Переживал бы, если бы были на это силы, но нет, честно, я даже рад. – Радмир скорчил мрачную физиономию.
– Это уже вторая твоя подруга?
– Третья.
– Круто.
– Да куда там, – Отмахнулся Радмир. – Скоро меня можно будет вешать на забор и продавать вместо вяленой воблы. На вес.
– Это от переизбытка интимных отношений?
– Это от переизбытка вообще. – Он вздохнул, собираясь с силами. – Чёрт. Ну так что делать дальше?
– Охотиться и в Лэйв.

Нет комментариев

Извините, вам не разрешено добавлять комментарии.



Схема города
Поднебесье
Подземелья

Сказать во всеуслышанье (чат)


Лэйв © 2004 | Создатели сайта: Линнар и Маргарита Сайт создан в системе uCoz